• +7 (3519) 34-14-11
  •  
  •  
  •  
  •  
25
Фев

Литература Магнитки... Первая серия...

Оцените материал
(0 голосов)

15 лет назад благодаря самоотверженности магнитогорских писателей родился проект «Литература Магнитки. Избранное».
Нужно отдать должное поэту Николю Якшину, который задумал издавать эту серию. С большими трудностями в 2004 году увидели свет книги четверки магнитогорских поэтов: Нэмира Голланда, Олега Щурова, Марины Казачей и Владимира Чурилина. Но, как всегда, остро встал вопрос финансирования следующих изданий. Газета «Магнитогорский металл» взяла под свое крыло серию. Проект поддерживают не только средства массовой коммуникации, но и администрация ММК (сегодня ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат»).

ЛМИшка обложкаПродолжая совместный проект новой серии, помня, как было невероятно трудно в прошлые годы опубликовать свою отдельную книгу, был издан поэтический сборник поэта Юрия Костарева. Редакционная коллегия считала своим долгом вернуть из забвения многие яркие имена.

«Я внимательно ознакомился с новой малой серией, состоящей уже из пяти книг, впечатление сильное. Поэты обладают пером стремительным и глубоким, нервным, трагическим и патриотическим. Это важно и многозначно. Нужно отметить подвижничество Николая Якшина и вкус, с которым отобраны произведения авторов». (Николай Воронов).

За пять лет было издано 27 выпусков серии, подготовлено к печати, но оставшихся только в электронном варианте, три книги (Николай Латышев «Голубая кровь», Галина Лахман «Подруга печаль», Михаил Рорер «Записки меланхолика»).

– Я, к сожалению, не знала поэта Владимира Чурилина, – сказала член СП России Анна Турусова, – хотя в начале девяностых в Пицунде Валентин Сорокин сказал мне, что у нас в Магнитке есть интересный поэтище Чурилин. А Юрия Костарева знала. Известное литобъединение «Красное солнышко» в свое время возникло на базе литкружка при библиотеке строителей, которым я тогда руководила. Это, скорее всего, был кружок любителей книги, целью которого было привлечение читателей, работников треста «Магнитострой» в библиотеку. Ходили по стройплощадкам, носили книги, рассказывали об интересных новинках, читали стихи известных и новых поэтов. В наш кружок и пришел тогда 17-летний Юра Костарев с тетрадкой своих стихов – юный и доверчивый. Уже позднее мы работали вместе на телевидении, и всякий раз меня подкупала его удивительная доверчивость. Он был честен перед собой и читателем, которому адресовал свои стихи. У него была какая-то особая опрятность в чувствах.

В этот же период времени на полках библиотек появились книги прозы Анатолия Тюменева, Николая Воронова, Олега Чванова в подобной серии «Литература Магнитки. Контекст». Неизданное: Алексей Атеев "Это".
Данью памяти идейному автору серии стала мемориальная книга «Коля», вышедшая в 2017 году в новой серии «Литература Магнитки. Архив».
Для продвижения серии «ЛМИ» к читателю несколько заметок о поэтических книгах в то время подготовили сотрудники библиотеки литературного краеведения им. М. М. Люгарина.

Олег Щуров

щуровОлег Щуров (род. в 1966г.) – поэт, прозаик, член Союза российских писателей. Магнитогорец, окончил горно-металлургический институт, работает в проектном институте «Гипромез». Участвовал в работе неформального литературного движения «Дыхание», лауреат конкурса имени Константина Нефедьева.

Какие тонкие материи –
на кружеве погоды ветреной
сплетать стихи из кроны дерева,
из паутинки между ветками.

В конторе точного количества
служить синоптиком поверенным
в делах циклонов атлантических,
непредсказуемых заведомо.

Так случилось, что перед написанием заметки о поэтическом творчестве Олега Щурова, мне пришлось познакомиться с учением французского социального теоретика Жака Дерриды, провозгласившего приход эры постструктурализма. В постструктурализме Дерриды граммотология – теория, изучающая роль письменности в культуре и истории человеческой цивилизации. При этом в письменном языке видятся не какие-либо законы, а прежде всего случайности и нестабильности. В разных контекстах слова имеют различные значения. Ученый полагает, что логоцентризм сдерживал развитие науки, культуры, подавлял интеллектуальные и социальные свободы.

В холодных дождливых лесах,
Где ливни висят на весах
разлапистых елей согбенных,
глухому слагаю обедню.
...
Скажи, отчего так высок
простреленный неба висок.
И что за Полынь у беды
по имени падшей звезды.

Эту раскрепощенность, выход за традиционные рамки можно наблюдать и в стилистической «смешанине» стихов Олега Щурова:

Эскейп всему, чему ботаник рад.
В немытый виндов видно только зиму,
где стайка нимф, тритонов и наяд
примёрзла у помойки магазина.

«Либерализация старого мира есть, по сути, создание некоторого нового мира, который уже не будет миром логической нормы, в котором окажутся под вопросом, будут пересмотрены понятия знака, слова, письменности».
(Деррида Ж.)

Читайте, перечитывайте, запоминайте, думайте.

Н. Орлова, сотрудник библиотеки-филиала №6

Миры Владимира Чурилина

Четвертым в серии «Литература Магнитки. Избранное» (ЛМИ) был выпущен сборник Владимира Чурилина “Исповедь”.

Биографическая справка.
uyrВладимир Иванович Чурилин (1955 – 2003). Учился в МГМИ и Литературном институте им. А.М. Горького. Активный участник городского литобъединения. Своими профессиональными и духовными наставниками считал писателей Нину Кондратковскую. и Владилена Машковцева

Более пятидесяти публикаций в местной периодике, а также в поэтических альманахах и коллективных сборниках “Гроздья рябины”, “Весенние голоса” и др. (Москва), в журналах “Новый мир”, “Уральская новь”...
А можно сказать о нем более кратко и исчерпывающе: Владимир Чурилин. Поэт.
Вспоминается встреча Владимира Чурилина с читателями библиотеки: в литературную гостиную вошел юноша со спокойным, отрешенным от внешней суеты взглядом и начал читать стихи. Они были полны тихого лиризма. Затаив дыхание, впитывали мы строки его поэзии: то нежные, то полные горечи, то динамичные и взрывные. “Поэзия полюсов высокого духовного напряжения” –такое впечатление произвела на слушателей эта встреча.

Я сердце развернул мишенью,
Я душу начисто спалил,
Приемля все вокруг лишенья,
Два мира на плечи взвалил.

Миры поэзии В. Чурилина свидетельствуют о самобытности поэтического видения, о незамутненности стереотипами восприятия реальности.
Владимир не торопился публиковать свои стихи:

На самом краешке земного,
У самой бездны на краю
Ищу единственное слово,
Взамен два мира отдаю.

Уже после его смерти товарищи по поэтическому братству издали две его книги. Сотрудники библиотеки имени М. Люгарина помнят, как взволнованно рассказывали поэты о подготовке к изданию сборников “Слишком медленно движется время” (составитель А. Павлов), “Исповедь” (составитель Н. Якшин, серия «ЛМИ»); как глубоко и точно понял суть личности и творчества Чурилина другой талантливый поэт А. Ерофеев, автор вступительной статьи к книге “Исповедь”. И назвал он ее так: ”Душа обетованная”. Да, Владимир искал свою “территорию гармонии”, но этический максимализм уводил его от линии “усредненности”: по мнению литературоведа Юрия Лотмана, “выравнивание противоречий тормозит творческие взрывные процессы”.
Он оставил след в литературе как “поэт распутья”: то ищущий и противоречивый, то взрывной, то “тихий лирик”, до предела искренний во всех своих проявлениях.

В свой звёздный час не вскидывай ладоней,
не возгордись, что этот час настал...
С людьми вокруг сравняй себя в поклоне –
за то, что ты взошёл на пьедестал.

Читайте, перечитывайте, запоминайте, думайте.

Н. Орлова, М. Шевченко – сотрудники библиотеки-филиала №6

Женское лицо магнитогорской поэзии

kazС книгой стихов Марины Казачьей «Лирика», вышедшей в серии «Литература Магнитки. Избранное», читатель может познакомиться в библиотеках города Магнитогорска.
Марина Казачая. Первые публикации её стихов появились в газетной периодике Магнитогорска. В начале 2000-х – в литературно-художественном журнале «Берег А». Марина Казачая – автор книги стихов «Мы все когда-то были...»

И вот ее новый поэтический сборник... Первое впечатление: эскизность как прием, полутона, атмосфера тишины и созерцательности:

Как интересен недописанный роман.
Недолюбивших душ неясный свет...
И убеждает лишь продуманный обман,
И совершенен незаконченный портрет.

Читатель погружается в мир «хитросплетенья памяти и снов», где «неясные тени на темных обоях», и вдруг:

Мне б в седло – и айда в бесконечную степь...
Где на полном скаку все же встретишь его.

Или: Вдыхаю я запретную свободу.

И высвечиваются новые грани души лирической героини – сильной, свободолюбивой женщины, ищущей смысл бытия, стремящейся постичь собственное Я.

И падала, и больно разбивалась.
Отчаивалась? Да. Но не сдавалась.

Она восклицает: «Мир так огромен, мой так страшно тесен, / Не можем мы услышать, не должны / При жизни – абсолютной тишины». С любовью перелистывая страницу за страницей, читатель входит в мир звуков и многоцветье красок, в мир, где «настоялись травы», «куролесит листопад», слышен «гул проводов», «дыханье наползающей ночи». «Запомню всех теней оттенки»,- это тоже строка из новой книги, прочитав которую, вы познакомитесь с женщиной-вихрем, с женщиной-тишиной, с женщиной-загадкой.

Читайте, перечитывайте, запоминайте, думайте!

М. Шевченко, сотрудник библиотеки-филиала №6

 

Прочитано 57 раз Последнее изменение Вторник, 19 Март 2019 12:10
ogb

   
   

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Напишите нам

У вас появился вопрос или предложение? Напишите нам и мы вам ответим в самое ближайшее время!





Please prove you are human!
magnitogorsk