• +7 (3519) 34-14-11
  •  
  •  
  •  
  •  
20
Авг

Борис Ручьев – известный и неизвестный

Есть имена, без которых невозможно представить себе историю Магнитки, которые представляют ее гордость, славу, совесть. Писатели и поэты Борис Ручьёв, Нина Кондратковская, Людмила Татьяничева, Владилен Машковцев, Александр Павлов, Станислав Мелешин, Николай Воронов... Список можно продолжать бесконечно, настолько богата земля магнитогорская литературными талантами. Все они прожили яркую, интересную жизнь, оставили след в истории Магнитки, которая стала для каждого из них «второй Родиной». И они очень значимы для города: в Магнитке знаменитые имена на каждом шагу – в названиях улиц, библиотек и школ, памятных досках, но память о выдающихся поэтах-магнитогорцах живет прежде всего в их стихах, которые попадают прямо в сердце.

Часть 1.

Осень 1930 года. В Москву из станицы Звериноголовской приехали два молодых человека. Одному уже 22 – это Михаил Заболотный, который заручился справкой от Сельсовета, что он поэт и приехал в столицу «для издания полного собрания сочинений в 12 томах». Второй стихотворец был совсем юным: ему недавно исполнилось 17 лет. Об издании собрания сочинений он и не мечтал, но ему очень хотелось узнать, что скажут в Москве о его поэтических возможностях. Юноши побывали в редакции журнала «Октябрь», побеседовали с поэтом Николаем Полетаевым, который встретил их радушно. Стихи Кривощекова похвалил, но к печати, как и стихи Заболотного, не принял. Заболотный - это и был Михаил Люгарин, а Кривощеков – будущий поэт Борис Ручьев.

slaid6
Стихотворцы не знали, что им делать, возвращаться в Звериноголовскую не хотелось, да и деньги были на исходе. Побродив немного по улицам, они увидели табличку с надписью «Вербовочный пункт» и выяснили, что вербуют на Магнитострой. Мысль уехать на Магнитострой, о котором много слышали и читали, пришла неожиданно. Старшего по возрасту Люгарина взяли безоговорочно, когда очередь дошла до Ручьева, вербовщик заколебался, пришлось поэту прибавить еще пару лет и солгать, что у себя в деревне работал плотником.
Им выдали подъемные, и 19 октября 1930 года поезд привез их к горе Магнитной. Боевое крещение они получили при рытье котлована для коксовой батареи, укладывая бутовые камни под её тысячетонное основание.

Ручьев вместе с Люгариным стали членами литературной группы «Буксир» при редакции газеты «Магнитогорский рабочий». Организатором «Буксира» был поэт Василий Макаров, позднее в него вошли Александр Лозневой, Нина Кондратковская, Людмила Татьяничева и другие. Там он и начал писать свои первые стихи о Магнитке.

Первостроитель Магнитки, землекоп, плотник, бетонщик Борис Ручьев стал в ту пору одним из первых её певцов.

«Весь берег Урала до самого подножья горы Магнитной был усеян в 1930 году походными палатками из белого, трепещущегося на ветру брезента, - вспоминал Борис Ручьев, - и жили в них первостроители Магнитогорска, большая половина которых, самая юная по возрасту, только начинала свою рабочую жизнь. Это было мое поколение. Мы поверили в то, что непременно построим здесь самый огромный и самый современный завод. Построим небывалой красоты город и превратим долину в сад».

И ведь не случайно, что у нас в городе стоит памятник первостроителям Магнитки - на гранитном постаменте «Палатки» высечены слова из стихотворения Б.А.Ручьева «Песня о брезентовой палатке»:

Мы жили в палатке
с зеленым оконцем,
промытой дождями,
просушенной солнцем,
да жгли у дверей
золотые костры
на рыжих каменьях
Магнитной горы.

Слово молодых писателей звучало со сцен клубов, в общежитиях, в цехах заводов. Строители хорошо знали своих рабочих писателей и с интересом слушали их выступления.
Особенно им нравился Ручьев - молодой, синеглазый, с обаятельной улыбкой - его манера читать свои стихи просто, без позы и стремления «покрасоваться». Имя Ручьева в 30-ые годы не сходило со страниц уральских газет и журналов.

Родился Борис Ручьев в 1913 году в станице Еткуль Челябинской области. Можно сказать, что Ручьев стал писателем не случайно. Отец Александр Иванович Кривощеков был учителем, преподавал русский язык, историю, математику, занимался и литературным творчеством. Вышли отдельными книгами его работы: «Исторические судьбы Оренбургского края», «Казачьи легенды» и другие.slaid13
Кроме того, в двадцатые годы на страницах местной печати часто появлялись стихи, очерки и рассказы А.И.Кривощекова. Литературная деятельность отца не могла не сказаться на формировании творческих способностей его сына.
Мать поэта, Евгения Лаврентьевна Еремина, тоже учительствовала до замужества, знала прекрасно русскую литературу, любовь к ней она старалась привить своим детям.
В доме Кривощековых была большая библиотека, которая ежегодно пополнялась подпиской на многочисленные журналы. Книги были единственной ценностью, которую бережно перевозил отец, переезжая с места на место.

Поэт Эдуард Багрицкий, которому очень понравились стихи Бориса Ручьёва, согласился быть редактором его первой книги «Вторая Родина», посвященной строительству Магнитогорского металлургического комбината. Книга была издана в 1933 году и в том же году переиздана. В 1934 году Ручьёв был делегатом Первого съезда советских писателей и вернулся из Москвы с билетом члена Союза писателей СССР. В 1935 году переехал в Свердловск, сотрудничал в газетах, в журнале «Штурм», учился на заочном отделении Литературного института имени А.М.Горького. В эти годы он много пишет, мечтает издать новую книгу, но его мечтам не суждено было сбыться. По гнусному доносу Ручьёв был арестован в 1937 году и сослан в тайгу Оймякона. Ручьёв был лишен свободы на 10 лет с поражением в правах еще на 5 лет, якобы за участие в заговоре правых сил. Вот такое серьезное испытание в 24 года!
Потрясение от всего этого было настолько сильным, что наш уральский соловушка замолчал на целых четыре года и только память о доме, о своем родном городе согревала ему душу.

Невидимый, невредимый,
Силу тайную хранит
В сердце Родины таимый
Удивительный магнит.

Мне на свете нет покоя,
Нет удачи, нет добра-
Неотступною тоскою
Извела Магнит-гора.

Я не раз бывал измучен,
Падал замертво в мороз,
На костре горел горючем,
Не пролив и капли слез.

Но припомню город горный,
Весь в огнях в вечерний час,
Хлынут с радости и горя
Слезы теплые из глаз.

Я увижу, как по тропам
Росным утром на заре
Самым юным рудокопом
Я пришел к Магнит - горе.

 

Продолжение следует...

Прочитано 243 раз
   

Напишите нам

У вас появился вопрос или предложение? Напишите нам и мы вам ответим в самое ближайшее время!





Пожалуйста, пройдите анти-бот проверку!
magnitogorsk