• +7 (3519) 34-14-11
  •  
  •  
  •  
  •  
07
Июн

Как издаются книги поэтов / К 80-летию со дня рождения поэта Юрия Костарева/ Заметки на полях

Как-то в библиотеку вошел человек, бросил взгляд на портреты магнитогорских поэтов, выполненных самодеятельным художником С. М. Пустовитом, достал карандашный рисунок и сказал: "Я считаю, что этот портрет достоин находиться рядом".

kostarev

            На рисунке был изображён поэт Юрий Костарев, книги которого рождались скорее благодаря ценителям поэтического таланта Юрия Николаевича, нежели его стараниям.
Так книга стихов "Языческая ночь" выходит в Москве - сестра поэта Екатерина Козырева (кстати, об этой берегине родникового слова Юрия Костарева как-то рассказывала её сокурсница поэт Римма Дышаленкова - вместе учились в литинституте имени Горького) становится редактором первой книги, вышедшей в "лихие девяностые". Одна из пятисот изданных книг хранится в библиотеке 5 им. Риммы Дышаленковой с автографом поэта: "...С болью и радостью за наше неумелое прошлое." Какое точное предложение, в нём всë: и удачи, и ошибки, и проблемы и счастье молодости...
Рождённый за несколько дней до войны, воспитанный в трудное послевоенное лихолетье, познавший юношескую радость свободы в конце 50-х (хрущевская оттепель) он остался навсегда честным с самим собой.

Уменье слушать

Превыше всех иных даров —
Уменье слушать,
Когда под градом чуждых слов
Немеют души,
Когда готов убить уже
Того, кто против,
Когда невмоготу душе
Сама и плоть их,
И каждый над собой вознес
Раздора знамя, —
Но вовремя простер Христос
Ладонь над нами.

Кто за строкой

Я и мое «лирическое "я"
Отнюдь, читатель, не одно и то же:
И ты в стихе со мною вместе тоже
Алкаешь Неба в храме бытия.
И каждая строка в глазах твоих
Не вовсе то, что утверждалось мною —
И оснащен весомостью земною,
Живет своею жизнью вольный стих.
А ты, напитан радостью моей
И разделивший горести со мною,
Не спрашивай, кто за моей спиною.
Мы. Люди. Человеки меж зверей.
Меж потребителей жиров и углеводов
Мы — избранный народ среди народов,
Последние творители стихов.

В начале 2000-х в Магнитогорске проходят Премии им. К. Нефедьева, учрежденные ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат".
Единственным автором, книга которого была издана и удостоена Премии после смерти, стал поэт Юрий Костарев.
Да, это посмертное признание! Лауреатом III литературного конкурса Константина Нефедьева в 2003 году назван Костарев Юрий, поэт, член Союза писателей России, руководитель литобъединения «Магнит» за книгу стихов

«По правилам любви» (Магнитогорск, 2003), (посмертно, номинация «Поэзия»).popravil
А как случилось, что к годинам смерти Юрия Костарева вышла самая объемная книга (184 страницы) и тысячным тиражом, вспоминает журналист Станислав Рухмалев:
Став главным редактором "Магнитогорского металла", я пригласил его поработать в газете литературным редактором. Он ответил: "Подумаю". ...Юра стал руководить литературным объединением при "Магнитогорском металле".
- Старик, только не плати мне за это никаких денег, - просил он. - Лучшей наградой будет издание книги моих избранных стихов. Поможешь издать, буду обязан тебе до крышки гроба...
https://magmetall.ru/news/literaturnaya-gostinaya/serdce-obozzennoe-poeziej/

Слова Костарева стали как будто завещанием для тех, кто был рядом, знал поэта, человека.

Предлагаю стихотворение из книги, которое для всех...

Наш теплый дом

Среди зимы ворвешься в дом с мороза,
Ну, думаешь, усну пурге назло...
А за дверями — этакая проза:
Авария, отключено тепло.

Но даже если в доме дикий холод,
То возле мамы все равно тепло,
И снова ты здоров, красив и молод,
И хрусталем — стаканное стекло.

И мелешь ты, чего добьешься в тридцать.
Как в сорок маму повезешь в Париж...
Ты не придумал, и тебе не снится —
Ты просто над гнездом своим паришь.

Над этим домом — даже звезды ярче.
Под этой крышей люди — всех родней.
И ты, для мира ничего не знача,
Превыше всех пред мамою своей.

Но вот однажды — подлое такое —
Тридцатое настало сентября,
И встала знаком вечного покоя
Над мамою последняя заря.

И дом, умеющий любую стужу
Преодолеть, отторгнуть и забыть,
Вдруг отчужденно, вяло, неуклюже
Стал привыкать простым приютом быть.

Но слава Богу, есть у мамы внуки —
И правнуки, не знавшие ее,
А в них ее глаза, походка, руки...
И значит, это — Дом, а не жилье.

Они с мороза в теплый дом влетают,
Рассыпав у порога жаркий смех, —
И пусть не до конца, но все же тает
И плавится на сердце черный снег.

Третья книга стихов "У живой воды" - пока единственный мемориал поэту. Здесь и биографическая справка, и статьи о поэте Галины Лещинской из воспоминаний о литобъединении "Красное солнышко", руководителем которого довелось быть и Юрию Костареву, и конечно же стихи, среди которых были и неопубликованные. Книжка вышла пятой в серии ЛМИ (Литература Магнитки. Избранное) к 65-летию со дня рождения поэта, и она есть в библиотеках города Магнитогорска и родной Агаповки, где похоронен поэт.

Почти что встреча

Проходя, ты чуть не обернулась...
Но ведь эта чуточка была?
Молодость лишь краешком коснулась,
Ветерком полётного крыла,

Мимолётным поцелуем вздоха,
Сожаленьем, что меж нами — жизнь:
Между нами не года — эпоха...
Юность, хватит! Юность, отвяжись!

Я и так едва не всяким утром
Здешнего себя не узнаю...
Ты прошла — и кажется мне, будто
Жизнь я прожил вовсе не свою.

А в 2009 году поэт Сергей Рыков предложил мне участвовать в проекте "Глашатаи Магнит-горы NEXT". В сборник вошли стихи девяти поэтов Магнитки, следующих за корифеями, поэтами, известными со школьной скамьи. В этой девятке не мог не оказаться Юрий Костарев.

Травинкой малой

Чем заняты поэты? - варят суп,
Детей качают меж худых коленей
Да изредка плоды своих сомнений
На суд небрежный ближнему несут.

Чем жив поэт? - святою простотой
У сердца набаюканного слова -
И отданного немощным и вдовам,
Согбенным непосильной маятой.

Чем удержать поэта на плаву? -
Надеждою, что он нужнее многих
Для сирых, неприютных и убогих,
С дороги сбитых в жухлую траву.

И он травинкой малой, но живой
Зелёной, улыбающейся робко,
Не даст им утонуть в обиде топкой,
В тоске души - последней, ножевой.

И может, встанет всё же человек,
И, отряхнув саднящие колени,
Вдруг улыбнётся, слыша птичье пенье,
И снова он решится на разбег.

P.S. Все книги есть в бибилотеке имени Риммы Дышаленковой

koctr  uzivoi yaznog 

Прочитано 73 раз
   

Напишите нам

У вас появился вопрос или предложение? Напишите нам и мы вам ответим в самое ближайшее время!





Пожалуйста, пройдите анти-бот проверку!
magnitogorsk