• +7 (3519) 34-14-11
15
Сен

Из цикла «Писатели-наставники, или О тех, кто не остался в стороне от литературного движения Магнитки

"...военный писатель — это не столько профессия, сколько жизненный образ. И не всем под силу с достоинством пронести этот крест". Олег Хандусь

321

       В декабре 2005 года, когда всего месяц назад в здание бывшей ЦБ переехала библиотека, активно сотрудничающая с писателями города, ко мне обратились с предложением принимать в стенах библиотеки городское литературное объединение, руководителем которого в то время был писатель-"афганец" Олег Хандусь. Его единственная книга "Полковник всегда найдется" была прочитана давно. А вот принять литО в период годовых отчётов, перестановки книжного фонда я не согласилась, отложив это "мероприятие" на новый год. В январе 2006 года афганца не стало.
А на его место пришёл другой, тоже член Союза российских писателей, Юрий Ильясов. О его миссии в качестве руководителя литобъединения я уже писала.

А вот живые воспоминания о работе Олега Анатольевича оставили его ученицы.
Журналист и поэт Наталья Фокина (Лопухова): В 1993-1994 г.г. посещала занятия литературного объединения Магнитогорского лицея под руководством Олега Хандуся. Олег Хандусь руководил магнитогорским ЛитО, вел семинары для молодежной аудитории в Магнитогорском лицее и внес неоценимый вклад в развитие магнитогорского молодежного литературного движения.
(Кроме Ю. Ф. Ильясова и О. А. Хандуся в начале 2000-х гг. с молодыми авторами работал Сергей Валентинович Рыков).

Психолог, прозаик, сказочница Алина Чинючина:
"Узнала я про это давно, да вот руки только дошли... а уже недели полторы как его нет...
Умер Олег Анатольевич Хандусь. Член Союза писателей, писатель-"афганец", как его называли. Мой учитель.
Я пришла к нему на занятия открытого факультета в лицее в 15 лет. Он был, кажется, первым, кто серьезно учил меня работать с текстами. Он открыл мне Хемингуэя, Ремарка, приподнял завесу тайны над индийской литературой.
Подробно и неторопливо он объяснял нам, мальчикам и девочкам, почему то или иное пишется так, а не по-другому. Как сейчас помню – звон курантов доносится в раскрытые окна, март, апрель, солнце нараспашку – четыре часа пополудни...
Олег Анатольевич был вряд ли намного старше нас. Может, лет на 10-15 максимум. Но мне казался он... старым.
Он не был, конечно же, гением. Но писал хорошую, крепкую прозу. И главное – учил. Тому, что сам знал и умел.
Где-то в доме валяется даже книжечка его – сборник "афганских" рассказов.
Вот так вроде и не помнишь человека, а когда он уходит, вдруг понимаешь – пустовато стало, пустовато..."

Писатель, член Союза писателей России Елена Холодова написала рассказ "Об этом знает только снегопад" /Памяти друга и учителя Олега Хандуся/

Это был первый писатель, которого я встретила в своей жизни. Мне всегда казалось, что он меня недолюбливал. А мне это было так странно, я привыкла, что меня любят. Меня всегда любили, а этот смотрел то равнодушно, то вовсе враждебно.
... Он жил на пятом этаже в однокомнатной квартирке. В комнате стоял письменный стол с компьютером, заваленный книгами и рукописями, стул, магнитофон, на стене висела картина магнитогорского художника, в углу стояла кровать, рядом книжный шкаф и больше не было ничего. Сразу видно — нет в доме женской руки. Он как-то стеснительно задвинул рваные тапочки под кровать, засуетился согреть чаю, предложил поесть, но оказалось, что холодильник пуст, и кроме шоколадных вафель «Варюшка» в доме из еды нет ничего, даже хлеба. Стола у него тоже не было.
Он аккуратно застелил пол последним номером местной газеты, выложил на блюдце с отколотым краем скромный ужин. Я есть отказалась, и он стал молча хрустеть вафлями.
...И вдруг мы начали говорить. Ни с того, ни с сего два часа тараторили без умолку и за это время стали ближе друг другу, чем за полтора года с тех пор, как впервые познакомились. А потом снова резко замолчали. Но молчанье теперь было уютно обоим.
Прошло часа два. Он, казалось, забыл про меня. Ссутулив плечи, сидел на небрежно заправленной кровати, устремив глаза в пустоту. Мыслями он был далеко отсюда. И на мгновенье мне показалось, что в темных зрачках его видны сполохи виденных им когда-то в Афганистане пожаров войны. В лице его сквозило что-то болевое, мучительно понятное и непонятное мне одновременно, руки судорожно сжимались, комкая ткань плохо проглаженных брюк, тонкие бледные губы дрожали, а на лбу выступила испарина. Вдруг он, как-то судорожно вздрогнув, окунул лицо в ладони и застонал. Я сама не успела осознать, что вскочила со своего места и осторожно, но крепко обняла его со спины, зарылась лицом в предплечье. Он дернулся, попытался, было, отстраниться, но все же смирился, обмяк и затих. Так мы и просидели всю ночь. Не сказав больше ни одного слова, не меняя положения, словно окаменели. А за окнами пошел снег. Белый, пушистый, чистый он валил и валил огромными хлопьями, с легким шорохом касаясь темного стекла. И только снегопад знал о ночи, когда два человека, случайно и ненадолго согреют друг друга...
...А через несколько дней он умер...
http://lit.lib.ru/h/holodowa_e_a/text_0080.shtml765

Фото из открытых источников Интернета.

SAVE 20230612 120211

 

Прочитано 235 раз
   

Напишите нам

У вас появился вопрос или предложение? Напишите нам и мы вам ответим в самое ближайшее время!





Пожалуйста, пройдите анти-бот проверку!
Национальный проект Культура
magnitogorsk